635539788384211419.jpg

17 января, примерно 23:16

Тимофей идёт спать, закончив просмотр мультика про Treasure Island (это после двукратного просмотра Toy Story - ну как же, "папа, no сад today, выходной"). По дороге заходит в спальню к родителям, где ловит папу подвернувшимся под руку сачком для бабочек и предлагает пройти с собой... папа стратежно отвлекает внимание наследника мамой (которая объясняет Тимофею, что сачки и другие вещи на голову одевать не стоит), и убегает в компьютерную, для починки неисправной колонки.

Найдя неисправность, папа тихонечко включает концертик Nine Inch Nails, ну, проверить. Тут таки заходит Тимофей, видит на мониторе сцену, залитую огнями, говорит "Wow so nice" и немедленно сообщает, что ему в комнату нужны такие же: "Папа, I want this lamps home take!". В попытках объяснить, что лампы принадлежат дяде Резнору, он их привёз с собой и в магазине их купить никак нельзя тихая колыбельная March of the Pigs подходит к концу, сцена гаснет, папа ловко жмёт на паузу и, приговаривая, что, мол, видишь, всё равно они погасли, уводит Тимофея в направлении его комнаты, спать.

Но не тут то было - на пороге подаётся сигнал "папа стоп", Тимофей задумчиво обводит детскую взглядом, и, показывая куда-то в угол под потолок говорит, что "я повешу lamps здесь, они будут мне светить". Папа возражает в том смысле, что вешать ничего не надо, а надо выпить молока и спать. Поглощённый вопросами дизайна Тимофей на удивление не возражает и идёт к кровати, но в последний момент спохватывается и указывает "папа, sit down" на прикроватное кресло.

Папа уже практически sit down, но в последний момент видит лежащий на кресле на зарядке нянин телефон, нечеловечеки изгибается чтобы его спасти и телефон, конечно же, разваливается в папиных руках на три части и осыпается на пол. Первым наступившую тишину нарушает, конечно же, крик Тимофея 'Я посиню!", нашедшего себе ещё одну причину не спать. Ныряет под кресло, подхватывает детали, складывает вместе, и, как ни странно, экран телефона загорается вновь, сопровождаемый комментарием "ow, so very white". После чего Тимофей намыливается со свежеспасённым телефоном куда-то бежать, но по дороге ловится папой и препровождается таки в кровать. Откуда и сообщает всем, что ему нужно milk и одеяло-масинки. (Тут надо отметить, что одеяло-машинки в процессе дневного сна, видимо, подверглось несчастному случаю, так как в данный момент оно мокрое вместе с остальным бельём сушатся на балконе)

После недолгих переговоров папа понимает, что проще искомое одеяло принести. чем объяснять, почему именно оно мокрое. Приносит. Тут, молчавшая до сих пор няня издаёт приглушённый хрюк, сдерживая смех, и интересуется, знает ли папа как именно промокло одеяло? Спит, говорит, Тимофей, сегодня днём, вдруг начинает улыбаться, потом посмеиваться, потом, смеясь (и всё ещё не открывая глаз), задирает вверх одну руку, показывает пальцем куда-то в потолок, а второй рукой стягивает с себя штаны и мощной струёй орошает всё вокруг.

Папу в пароксизмах смеха выносят; Тимофей пьёт молоко, заканчивается ещё один стандартный день. Что именно приснилось Тимофею днём, будем выяснять завтра.